Опубликовано: 11.11.2013

Массивный главный карнизДомам Жолтовского много подражали. Однако работам подражателей присущи те же противоречия, но в них нет достоинств произведений мастера — гармонии целого, совершенства разработки пластических деталей.

В Ленинграде для «уникальных» домов на магистралях считалось обязательным продолжение традиций петербургского классицизма. Членения фасада как бы делили объем на основание, «тело» и венчание. Разработанная для трехэтажных построек, эта традиционная схема лишалась внутреннего смысла, будучи применена к домам с пятью-восемью, а то и 12 этажами.

Быть может, наиболее «чисто» применили эту схему архитекторы О. Гурьев и В. Фромзель (р. 1909) в композиции дома на пересечении Кировского проспекта и проспекта М. Горького (1949-1951). Пятиэтажный корпус слегка изогнут; срезая угол, он оставляет перед собой небольшой сквер. Суховатая, тонкая декорация придала постройке масштаб форм и характер, гармонирующие со средой, где преобладают постройки начала XX в.- неоклассические и в стиле модерн. Однако при попытках навязать классицистическую схему домам с большим числом этажей ячейковая структура дома уже с полной неизбежностью отторгала навязываемую классицистическую схему и композиция «не складывалась», не приходила к единству. При этом накладная псевдоклассическая декорация с колоннами и пилястрами принуждала преувеличивать массивность наружных стен, а подчас и жертвовать элементарными удобствами (размещение проемов вопреки функциональной логике, вынужденность планировки).

Противоречия иногда пытались разрешить, отказываясь от приверженности определенной стилистической системе. Верность традиции заявляли при этом, воспроизводя фрагменты и детали, изъятые из разных стилистических систем. Этот новый род эклектизма, возникший на рубеже 40-х и 50-х годов, стремился ко все большему изобилию декорации, ко все большим поверхностям гранитных облицовок. Помпезность фасадов в известной мере влияла и на интерьер — появлялись квартиры с помещениями большой площади, что противоречило реальным потребностям времени. Пример воплощения этой тенденции — дом на Садово-Триумфальной улице в Москве (архитекторы Розенфельд и А. Сурис, 1949).


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *