Опубликовано: 29.10.2013

Композиция в соответствии с принципами стиляОднако зодчий не останавливается на выражении типа постройки. Он создает образ русского Севера, куда ведет дорога. При этом Шехтель не воспроизводит исторические прообразы, он разрабатывает тему скорее былинно-сказочную, чем историческую. В преувеличенной эмоциональности образных метафор есть (как и в постройках Малютина) нечто от тревожных настроений конца века, предчувствие близкой грозы.

Неорусские эксперименты в русле стиля модерн дали направление целеустремленному изучению древнерусского зодчества, выявлявшему его эстетико-стилистические основы; при этом методы объективного познания соединялись с чисто художественным эмоциональным постижением.

Проникновение в дух и стилистические системы исторического материала стало основой творчества мастеров неорусского стиля, возглавивших его к началу 1910-х годов, — А. Щусева (1873-1949) и В. Покровского (1871-1931).

Оба они были подлинными знатоками истории русского зодчества и в отличие от дилетантизма художников — зачинателей направления умелыми профессионалами. Однако символическая образность для них, безусловно, первенствовала в решении любой задачи. Оба заявляли о возрождении «духа правдивости» древних построек, но отнюдь не ограничивали себя пределами утилитарно-целесообразного.

Характерен для неорусского периода творчества А. Щусева храм-памятник на Куликовом поле (1902-1913). Здание отмечено рассудочной архаизацией — симметрия композиции нарушена нарочитыми неправильностями, «живую», как бы вылепленную поверхность, имеют стены. Изысканная имитация неточности, рождающей живость и теплоту архаических построек, определила построение формы здания. Столь же тонко черты архаической живописности обыграны в ансамбле Марфо-Мариинской общины в Москве (1908-1912).


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *