Опубликовано: 09.11.2013

Городская тканьУвеличив и число этажей, и массу здания до величин, не свойственных классицизму, архитектор стремился сохранить его стилистические признаки. Почти не отступающая от прообразов стилизация (белокаменная колоннада верхних этажей) соединена здесь со свободно трактованными фрагментами (обрамление портала) и совсем уж не традиционным объемом в целом. Сложился, однако, мажорный праздничный образ.

Ощущая невозможность чистого сопряжения форм, воспроизводящих классику, с новыми функциями, И. Жолтовский создавал вместе со своими учениками композиции-гротески, где театрализация приема исключала оценку по критериям, которым подлежит исторически подлинное. Такой характер получили сооружения ипподрома в Москве (1951 -1955), равно как и типовой проект кинотеатра, осуществленный в Москве на нескольких участках. В первом случае утрирована монументальность портика, более высокого, чем корпус, к которому он примыкает, во втором — нарядный фасад подчеркнуто самостоятелен по отношению к «утилитарному» объему.

Напротив, претензией на полную реконструкцию художественной системы классицизма отмечены многие строившиеся в те годы театральные здания, как театр в Сталинграде, возведенный в 1952 г. (архит. Н. Куренной, р. 1907), с его строго симметричным планом и восьмиколонным коринфским портиком под тяжелым фронтоном. Тяжеловесной монументальностью отмечен театр в Калуге (архитекторы А. Максимов и Г. Наприенко, 1952-1958). Сложнее композиция театра в Калинине (архитекторы А. Максимов, П. Кухтенков, 1951), предопределенная угловым положением постройки и соединением большого и малого залов. В асимметричной композиции использована живописно-декоративная трактовка ренессансных форм, которую культивировал И. Жолтовский.

Строились многочисленные вокзалы. В военные годы здания этого типа пострадали особенно сильно. В восприятии конца 40-х годов вокзал — «ворота города», которые должны представлять его лицо прибывающим.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *