Опубликовано: 05.11.2013

Аскетизм формПервая из новых группировок стремилась перенести принципы рационалистического метода на «архитектурное систематизирование городского целого», вторая развернула резкую критику творческих позиций конструктивистов и рационалистов, подчеркивая их наивный техницизм, пренебрежение эстетической организацией среды и художественной образностью. Критика, во многом справедливая, облекалась подчас в неоправданно резкую форму; позитивная же платформа ВОПРА осталась отвлеченно-декларативной.

Однако решение крупных комплексных проблем требовало коллективных усилий, объединявших все группы; столкновения в дискуссиях сменялись сотрудничеством па практике. Начинали вырабатываться общие позиции, подготавливались предпосылки для организационного объединения всех архитекторов в едином творческом союзе, которое завершилось в 1932 г. созданием Союза советских архитекторов.

Новые явления, нараставшие в архитектуре начала 30-х годов, имели своим стержнем проблемы целостности городских организмов (как новых, так и исторически сложившихся) и архитектурного ансамбля. Поначалу сама постановка проблемы ансамблевого единства вызывала протесты некоторых радикалов. Критик A. Михайлов был возмущен программой конкурса на проект здания Библиотеки имени B. И. Ленина в Москве, поскольку программа эта «требовала, чтобы проект учитывал окружающие памятники… и не вступал с ними в «кричащее противоречие». Критик же видел противоречие в том, что новый объект войдет в единую систему с «древностями, носящими печать классово чуждой эпохи». Под влиянием подобных идей многие города России потеряли тогда ряд ценных памятников зодчества, разобранных без особой необходимости. Однако постепенно утверждались представление о преемственности культуры и идея ансамблевой застройки, преодолевающей стремление к внутренней завершенности каждого здания (тенденция, которую архитекторы-новаторы, не сознавая этого, унаследовали от стиля модерн).


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *